Татьяна Корнеева

За окном метель разыгралась не на шутку, от ветра в нетопленой комнате покачивало даже тускло мерцающую лампочку. Широко распахнув дверь, обдав холодом, в дом ввалилась женщина в пальто нараспашку. Громко бранясь и шатаясь, она прошла в комнату и плюхнулась на стул.

— Мама пяная плисла, — картавя, испуганно сказала маленькая девочка, прижимаясь к своей десятилетней сестре.
— Тише, только не плачь, а то опять бить будет, — шепчет та.

Тут женщина подняла голову:
— А-а, вы здесь! Чего смотрите, спать!

Малышка еще сильнее прижалась к сестре и, уткнувшись, тихо заплакала.
— Мам, ты хлеба принесла?.. – робко спросила старшая дочь.
— Спать!!! – рявкнула женщина и отпустила порцию отборных матов. Стеклянные от выпитого спиртного глаза смотрели на детей и не видели их. Большой синяк под глазом и разбитая верхняя губа придавали ей и без того угрожающий вид.
Девочки неслышно подошли к кровати и затаились под грудой каких-то тряпок. Но младшая никак не унималась: от голода болел живот.

— Она еще мать попрекать будет! – вдруг крикнула пьяная женщина и бросилась к кровати. Отбросив младшую, схватила дочь одной рукой за волосы, а другой изо всех сил стала хлестать по лицу.

— Что, не можешь у соседей картошки спросить! Лень картошку найти! Убью сейчас! – Девочка отчаянно пыталась вырваться из рук матери, но безуспешно: та крепко держала за волосы. Малышка взахлеб плакала и, забившись в уголок, смотрела на мать испуганными глазенками.

— Чего орешь? – повернулась к младшей дочери. – Родила тебя на свою голову, хотела же в туалете утопить! – женщина бросилась к малышке.

— Мамочка, только Лену не трогай! – сестра кинулась к девочке, опередив мать, схватила малышку на руки и, как была босиком, выскочила на улицу. Мать бросилась за ними. Пробежав несколько метров, она споткнулась и упала лицом в сугроб. Прижимая сестренку к груди, испуганно озираясь, девочка бежала, не чувствуя холода, но, увидев распластавшуюся на снегу мать, остановилась. «Замерзнет ведь!» – дрогнуло сердце.

— Мама, сейчас я! – крикнула она и повернула к окнам ближайшего дома.